mohanes (mohanes) wrote,
mohanes
mohanes

Category:

Амторг-1

"Амторг". Американский след в советской "оборонке".

"Нелегальное" торгпредство. Дореволюционные экономические связи России и США были относительно слабы. Основными внешнеэкономическими партнёрами России были Германия, Франция, в несколько меньшей степени – Великобритания. После Октябрьской революции и отказа советского правительства от дореволюционных долгов большинство западных государств разорвали дипломатические отношения с Советской Россией и долгое время не признавали её. Однако, с течением времени, дипломатическая блокада стала слабеть. Ещё в ходе гражданской войны были установлены дипотношения между РСФСР с одной стороны и Польшей и Эстонией, с другой. После конференции в Рапалло, на которой РСФСР признала Германия, Советская Россия была признана большинством западноевропейских государств. Последняя из великих держав, США, признала СССР в 1933 г.

Однако отсутствие дипломатического признания отнюдь не мешало торговым связям молодой республики Советов с ведущими в технической сфере державами мира. Советское правительство специально для этих целей создало целую сеть формально неправительственных коммерческих компаний. Из этой сети наибольшей известностью пользовался "Аркос", осуществлявший советско-британскую торговлю и получивший скандальную известность в ходе событий 1926 г.

Значительно меньше общественность знает о фирме, созданной для организации товарооборота с США. Именно эта организация – "Амторг", а вернее, её довоенная деятельность, связанная с оборонной промышленностью и снабжением РККА, и станет темой настоящей статьи.

Продвижение американских товаров на советский рынок началось уже в 1922 г. Правда, в тот год продукция "made in USA" в Советскую Россию не продавалась, а поставлялась как гуманитарная помощь по линии АRА. Ещё в 1920 г. Л.К. Мартенс, назначенный официальным уполномоченным РСФСР в США создал для организации советско-американской торговли компанию "Продекско" (Products Exchange Corporation), однако дела у неё не пошли. Аркос создал своё американское отделение, однако оно (отделение) носило ярко выраженный характер вспомогательного подразделения при головной лондонской конторе, что не способствовало развитию торговых связей с собственно США. За 1923-24 гг. совокупный оборот "Продекско" и "Аркос-Америка" составил около 5 мил. долл. Для сравнения можно указать, что оборот только Техотдела Амторга в 1924/25 г. превысил 9 мил. долл., а весь оборот Амторга в том году составил 47,5 мил. долл. Для периода "до Амторга" характерна постоянная конкуренция между "Продекско" и "Аркос-Америка", а так же наличие массы всевозможных проходимцев, выдававших себя за представителей различных советских ведомств и учреждений. Разумеется, вся деятельность подобных "предпринимателей" была сплошным жульничеством, однако после знакомства с подобными "красными бизнесменами" американские коммерсанты старались держаться от русских контрагентов подальше. Российско-американскую торговлю пытался наладить и небезызвестный А. Хаммер, создавший для этого специальную компанию "Аламерико". К этой фирме у советских властей была только одна, но зато очень большая претензия. Хаммер во главу угла ставил экономическую эффективность операций, а не директивы ВСНХ, поэтому его компания не годилась на амплуа "нелегального торгпредства".

Эти обстоятельства требовали создания организации, сочетающей в себе статус американского акционерного общества и функции советского торгпредства. Особенно важным было превратить это гипотетическое учреждение в безусловного монополиста в области советско-американской торговли, так как изобилие разнообразных "ходоков" от советских трестов и синдикатов и их взаимная конкуренция на американском рынке привели к обвальному падению цен на советские экспортные товары и, соответственно, к подорожанию товаров, в импорте которых был заинтересован СССР.

Амторг был создан путём слияния "Продекско" и "Аркос-Америка" 1 мая 1924 г. в Нью-Йорке как частное акционерное общество для выполнения экспортно-импортных операций и допущено постановлением Главконцесскома при Совнаркоме к торговым операциям в СССР. Юридически Амторг являлся иностранной частно-правовой организацией, работавшей в СССР на основании постановления ВЦИК и СНК от 12 апреля 1923 г. "О торговых операциях иностранных фирм". Советское правительство, в рамках проводимой с 1921 г. Новой Экономической Политики допускало на советский внутренний рынок ещё одну заграничную компанию, только и всего. На деле Амторг представлял собой, фактически, советское торгпредство, уполномоченное представлять в США Госторг, Закгосторг, Укргосторг, Севзапгосторг, Дальгосторг, Экспортхлеб, Сахаротдел ВСНХ и др. советские органы, имевшие какие-либо экономические интересы в Америке. Пайщиками-совладельцами Амторга являлись наркомат внешней торговли, Госторг и Аркос. Разумеется, суть Амторга очень скоро стала секретом полишинеля по обе стороны океана, но руководство Амторга упорно держалось за легенду: "Мы – американское акционерное общество!" В этом был свой смысл, так как эта формула позволяла американским бизнесменам, заинтересованным в коммерческих связях с Россией, но не желающих приобрести имидж "красных", сохранять респектабельное лицо при сотрудничестве с Амторгом. Помимо этого, статус американской коммерческой компании обеспечивал Амторгу некоторые налоговые послабления. С другой стороны, статус американской компании нередко вёл к тому, что в СССР с московским отделением Амторга пытались обращаться как с заграничной фирмой – брать плату за электроэнергию по двойному тарифу, вести все расчёты в валюте и т.п. Всякий раз требовались особые разъяснения, после которых московское отделение Амторга приравнивалось к бюджетным организациям.

Забавно, что наибольшие неудобства сторонникам секретности доставляла не американская, а именно советская печать. Не искушённая в тонкостях политического этикета, какая-нибудь "Одесская правда" запросто могла опубликовать текст типа: "… вчера из Америки в наш город привезли 20 тракторов "Фордзон", закупленных нашим торгпредством в США (Амторг)". Каждый такой "прокол" вызывал разгневанную депешу из Нью-Йорка с требованиями "прекратить – усилить – обеспечить", а попросту – вправить мозги не в меру языкастым газетчикам. Впрочем, пресса доставляла Амторгу неудобства не только называя его "торгпредством", но и постоянным разглашением информации, которая на Западе являлась коммерческой тайной, а в Советском Союзе была общедоступной. Например, в 1926 г. был существенно сокращён план импорта тракторов. На этом можно было сыграть, добившись льготных кредитов, но информация о сокращении планов была опубликована в "Экономической жизни" и "Правде" – в результате кредиты Амторгу достались на старых условиях. На строящемся Сталинградском тракторном заводе предполагалось строить трактора типа "Интернэшнл" фирмы "Международная компания жатвенных машин". В связи с этим Амторгу были поручены секретные переговоры с МКЖМ о покупке технологий и лицензии. О факте и теме секретных переговоров незамедлительно была опубликована статья в "Экономической жизни"! Венцом "подрывной" деятельности советской прессы стал эпизод с фирмой "Катерпиллер" в 1930 г. Эту фирму предполагалось привлечь к проектированию и строительству Челябинского тракторного завода. Однако на предварительных переговорах американские контрагенты выставили очень жёсткие и неудобные для советской стороны условия. Что бы сломить сопротивление неуступчивых бизнесменов, была предпринята широкомасштабная акция. ВСНХ опубликовал постановление, в котором утверждалось, что челябинский завод будет проектироваться советскими специалистами самостоятельно. Это же подтверждалось в интервью Осинского, помещённом в печати. Брон демонстративно приступил к переговорам с "Аллис Чалмерс" (фирма - конкурент "Катерпиллера"). Казалось, ещё чуть-чуть, и "Катерпиллер" дрогнет. Но… 9 января 1930 г. газета "За индустриализацию" ничтоже сумняшеся публикует заметку, в которой, помимо прочего, сообщается, что в Америку, с целью ведения переговоров о строительстве Челябинского тракторного завода с фирмой "Катерпиллер" направлена Комиссия под председательством т. Ловина. Признаться, у руководства Амторга были причины недолюбливать советскую прессу.

Первым председателем правления Амторга стал И.Я. Хургин. Исай Яковлевич Хургин (1887-1925) родился в Прилуках (Киевская губерния), закончил математический факультет Киевского университета. Ещё до революции был близок к различным еврейским социалистическим группам, в 1918 г. вступил в Бунд, и стал членом его ЦК. В 1921 г. он стал торгпредом УССР в Польше. К началу 1923 г. был отозван в распоряжение Наркомвнешторга РСФСР, и вскоре отправлен в США. Однако уже в 1925 г., в связи с трагической смертью Хургина, его сменил А.В. Пригарин. С 1928 г. этот пост занимал С.Г. Брон. В мае 1930 г. Брон был назначен на пост советского торгпреда в Великобритании, а председателем Правления Амторга стал А. Богданов. Его заместителем был А.В. Сергеев.

Кадровый вопрос вообще представлял для Амторга особую проблему. Найти в СССР 20-х годов коммуниста, имеющего техническое образование и свободно говорившего по-английски, было не просто, поэтому значительную часть сотрудников составляли коммунисты местные. Вскоре кадровый голод заставил привлечь и местных "не-коммунистов". Сотрудники "Продекско", понимая свою незаменимость, нередко откровенно халтурили. Особенно этим грешили сотрудники бухгалтерии и шифровальной части. Приехавший принимать дела Хургин рапортовал в Москву о результатах своего ознакомления с финансовым балансом, составленным бухгалтером Репельским за 1924 г.: "Это чёрт знает что такое! В списке кредиторов – К. Маркс и Ф. Энгельс на 9 долларов с копейками. Мы этим господам обязаны несколько большим! В списке дебеторов - газета "Новое русское слово". Кто взял у этих сукиных сынов вексель? В конце концов, почему дебет с кредитом не сходится?"

Если же в Стране Советов находился подходящий кадр, и дирекции Амторга удавалось добиться перевода этого сотрудника – а это составляло особую проблему, так как на работников такого класса, какого требовались Амторгу, в СССР всегда существовал повышенный спрос - мигом вставала новая проблема. Так как официально Амторг был американским акционерным обществом, он не мог приглашать к себе иностранных специалистов, если они не были артистами, врачами или священниками. Ввиду того, что в экспертах такого профиля Амторг явно не нуждался, перед руководством "нелегального торгпредства" вставала проблема – а в каком, собственно, качестве, должны приезжать в Нью-Йорк советские командированные? Первоначально "красных инженеров" присылали с туристическими визами, но по истечению таковых Амторгу было весьма трудно добиться в госдепе визовых продлений. Кроме того, подобные специалисты, будучи, с точки советского трудового законодательства "лицами в загранкомандировке", именно так и проводились во всех бухгалтерских документах. Соответственно, бухгалтерия Амторга была вынуждена так же фиксировать в своих документах выплаты командировочных, суточных и т.п. Так как официально американское акционерное общество не могло нанимать на работу иностранных инженеров, ущемляя тем самым интересы инженеров отечественных, в случае независимой ревизии руководство Амторга рисковало оказаться в крайне щекотливой ситуации. Сохранились письма Хургина Полянскому с советами "купить на корню" американских консулов в Риге и Варшаве и добыть таким образом несколько виз на право постоянного поселения. Там же Хургин настаивает на том, что бы направляемые в Америку сотрудники "за три версты" обходили учреждения ОГПУ и Наркомвоенмора, а проезжая Европу, даже не заглядывали бы в посольства и торгпредства.

Особая специфика американского рынка заключалась в том, что заокеанские предприниматели привыкли работать за наличный расчет. С их точки зрения делом фабриканта было произвести, а выдать покупателю кредит на покупку – это дело банкира. Руководителям Амторга пришлось долго и старательно внедрять в американские деловые круги понятие "консигнации". С учётом того, что американские коммерсанты вообще сторонились "русских комиссаров", попытки Амторга навязать непривычные правила игры, напоминающие ильфо-петровское "утром стулья – вечером деньги", казалось, шансы "нелегального торгпредства" не велики. Однако у Амторга все же нашлась "точка опоры", ухватившись за которую, он перевернул представления американской деловой элиты о принципах торговли. Не смотря на периодические попытки различных организаций самостоятельно вести дела на американском рынке, твёрдый курс Амторга на безусловную монополию и постоянная поддержка со стороны Наркомата внешней торговли позволили Хургину и его сменщикам разговаривать с американскими бизнесменами с позиции силы. Первым не выдержал Форд. Перспектива продать 20000 тракторов на общую сумму 15 мил. долл. вынудили его согласиться на полуторагодичный кредит. Это было грандиозное достижение, если учесть, что по деловой американской практике, под понятие "кредит" подпадала операция длительностью не более 3 месяцев, а всё, что свыше, считалось уже долгосрочным займом. Причём за счёт покупки тракторов непосредственно в США, а не у европейских посредников, советская сторона сэкономила 2,5 мил. р. Как показали последующие сделки, подобная экономия на отсутствии посредников составляла, в среднем, 15% от стоимости товара.

Техника "прорыва" Амторга в деловые круги Америки отличалась изобретательностью и разнообразием приёмов. Работники Амторга искусно сочетали в своей политике кнут и пряник, неутомимо налаживая личные взаимоотношения с американскими финансистами с одной стороны, и, применяя "большую дубину" монопольного положения, с другой. В 1925 г. в СССР состоялся знаменитый автопробег, по итогам которого ряд американских автомобилей получили призы. Хургин решил использовать этот повод для расширения контактов с бизнес-элитой США, и его замысел блестяще удался. 10 декабря 1925 г. при содействии Р.Шлая в Банкирском клубе был устроен банкет, посвящённый передаче сотрудниками Амторга призов представителям фирм-производителей победивших машин. Этот банкет, на котором "капиталисты" сидели за одном столом с "комиссарами" и обсуждали перспективы инвестиций в советскую экономику имел огромный политический резонанс. Помимо газетной шумихи, у банкета были и "организационные выводы". После общения с сотрудниками Амторга многие американские финансисты посетили СССР с ознакомительными и деловыми визитами. Советский Союз посетили: целая делегация от Форда (искали место для тракторного завода), Воклейн и Гамильтон (крупные воротилы паравозостроительной индустрии), Симпсон (инструментальные заводы) и др. Влиятельный финансовый журнал "Джорнел оф Коммерс" решил посвятить Советской России специализированный номер, для чего в Москву приехал его редактор Виллис.

Хургин с успехом применял подобную тактику и позже. В сентябре 1926 г. в Нью-Йорке был организован закрытый просмотр кинофильма "Броненосец Потёмкин", на котором присутствовали представители крупнейших банков Америки. Так исподволь, тихой сапой, налаживались деловые связи между руководством Амторга и деловыми кругами США. Косвенным индикатором этого процесса может послужить американская пресса тех лет. В 1926 г. заметно общее потепление её тона по отношению к СССР, а о царской России и "белых" эмигрантах писали всё хуже. В нескольких некрологах Дзержинского этот политический деятель характеризовался с положительной стороны. 27 мая 1926 г. Амторгу удалось добиться ещё одной победы – старое (настроенное антисоветски) руководство Американо-русской торговой палаты было сменено новым. В президиум Палаты от Амторга вошёл Пригарин. Впоследствии Амторг ещё неоднократно использовал для упрочения своих позиций и налаживания новых связей художественные выставки, гастроли деятелей искусств и "рекордные" перелёты советских авиаторов.

Большое внимание уделялось так же работе с прессой. Хургин рекомендовал для обеспечения попадания в американскую периодику экономической направленности благоприятной информации о Советской промышленности снабжать американских корреспондентов специальными пресс-релизами.

Завершая тему "презентации" Амторга и СССР в США, следует упомянуть, что именно сотрудники Амторга осуществляли работу по организации "американского" этапа перелёта аэроплана "Страна Советов" в 1929 г. Для обследования самолёта после трансконтинентального перелёта были выделены 2 инженера – В.М. Петляков должен был прибыть в Америку заранее и встречать самолёт, а М.М. Егоров летел непосредственно на "Стране Советов". На персонал Амторга была возложена обязанность по снабжению пилотов самолёта визами и доставка в Америку запасных частей. То что, самолёт, совершивший беспримерный по тем временам рейс, потребует замены некоторых деталей, было понятно. Непонятно было, как оценивать эти запчасти при пересылке. Так как их реальная себестоимость позволяла оценить стоимость всего самолёта, указывать её было нельзя по соображениям государственноё тайны. Пришлось брать "среднепотолочные" цифры. Представители Амторга встретили "Страну Советов" в Сиэтле и сопровождали её до Нью-Йорка. Экипаж был готов лететь в Европу через Атлантический океан, но Москва, не желая рисковать, запретила такой перелёт. В связи с прилётом "Страны Советов" Форд устроил конференцию, посвящённую перспективам советско-американского сотрудничества. На этой конференции присутствовали Брон, экипаж "Страны Советов" и инженеры Петляков и Егоров.

К 1927 г. позиции Амторга (то есть, фактически, СССР) на американском рынке выглядели двояко. Советский экспорт в США составлял всего 0,3% импорта Соединённых штатов, а на советские закупки приходилось лишь 1,15% совокупных поставок американских компаний за границу. Исходя из этих цифр, значение торговли с Советской Россией для США было минимальным. С другой стороны, из всего американского импорта на СССР приходилось 23,4% тракторов, 23,1% горного оборудования, по 16% авто- и авиа- техники и от 10 до 15% по различным группам станков. Результатом такого положения дел стало формирование просоветских (вернее – проамторговских) групп лоббирования в среде бизнесменов вышеуказанных отраслей. В частности, в 1925 г. за дипломатическое признание СССР выступал заинтересованный в сделках с Нефтесиндикатом Рокфеллер, а против – предприниматели, имевшие финансовые интересы в дореволюционной России и… АФТ! Хотелось бы подчеркнуть, что в описываемый период вся деятельность Амторга была полностью легальной. Технологии, станки, сырьё и оборудование стратегического характера продавались в дипломатически не признаваемую страну совершенно открыто. Редчайшие случаи попыток именно финансовых кругов США воспрепятствовать деятельности Амторга относятся к попытке Ассоциации меховщиков Нью-Йорка прекратить монопольное завышение Амторгом оптовых цен на русские меха. Американские предприниматели пытались апеллировать к самому президенту США - Гуверу, но безрезультатно. Американское общество Амторг законов не нарушало, а значит, могло покупать и продавать товары беспрепятственно.

Единственной неудачей Амторга в этой области оставалось упорное сопротивление госдепа США посещению Соединённых Штатов каким-либо крупным советским политическим деятелем. По мнению руководителей Амторга, такой визит мог бы существенно интенсифицировать советско-американскую торговлю, однако американское внешнеполитическое ведомство раз за разом отказывало во въездных визах "агентам Коминтерна" – Сокольскому, Коллонтай и Пятакову. После нескольких обидных неудач Амторг прекратил подобные попытки вплоть до установления дипотношений с США в 1933 г. Единственным исключением стал визит заместителя председателя ВСНХ В.И. Межлаука в 1929 г., результатом которого стало подписание контракта с Фордом на строительство Горьковского автозавода.

Так как по понятным причинам военные предприятия в те годы не могли выступать заказчиками легальной американской фирмы, было создано несколько подставных контор, выполнявших функции "зиц-председателя Фунта". Подобные конторы имели свою специализацию, так, например, импорт автотехники и станков шёл через "Автоимпорт", а закупки металлов – да-да, в середине 20-х медь, алюминий и цинк приходилось закупать в Америке - через "Главпромтрест". Порой это вызывало забавные перипетии в делопроизводстве. Заказы сложного оборудования через океан обычно вели к необходимости согласования технических подробностей. Так как специалисты, скажем, "Автоимпорта" мало себе представляли, какой именно автомобиль требуется армии, по получении запроса от Амторга, представители "Автоимпорта" консультировались с военными и ретранслировали пожелания заказчика обратно в Нью-Йорк. Поэтому нередко в ответ на 10-й уточняющий запрос из Амторга в "Автоимпорт" приходил ответ уже из Военведа, утомлённого постоянными задержками и игрой в "испорченный телефон". Для Авиатреста функции официального импортного представителя выполнял "Мотоимпорт". Впрочем, вся эта запутанная система с множеством подставных представителей просуществовала сравнительно не долго. По мере того, как деятельность Хургина и Пригарина по установлению связей и контактов стала приносить свои плоды, надобность в подобной конспирации и легендировании отпадала. В 1927 г. Спотэкзак, Мотоимпорт и Автоимпорт были упразднены. Вместо них в структуре НКВМ был создан Отдел Внешних Закупок (ОВЗ). Так как на бланках нередко встречается штамп "ОВЗ Наркомторга" или "НКТ. Директорат Особых Заказов. ОВЗ", можно предположить, что ОВЗ находился в двойном подчинении военного ведомства и Наркомата торговли.

В 1928 г. между Управлением Снабжения (УС) РККА и Амторгом было подписано соглашение, определившее основные принципы сотрудничества двух организаций. Согласно этому соглашению:

"…2) УС выдвигает кандидатуру для назначения на должность Уполномоченного Военведа при Амторге, каковой содержится за счёт Амторга, будучи назначаем на должность заведующего автоотделом.

3) Для обслуживания заказов НКВМ последний вправе по мере реальной надобности и по согласованию с Амторгом выдвигать своих кандидатов соответствующих специальностей, каковых Амторг размещает в своём аппарате и содержит за свой счёт.

4) С целью поднятия квалификации и ознакомления с процессами производства предметов потребления НКВМ последний может командировать за свой счёт своих специалистов в США в распоряжение Амторга, каковой обязуется оказывать всемерное содействие в размещении командируемых нами лиц на заводах американскоё промышленности в качестве практикантов".

Во исполнение этого соглашения в апреле 1929 г. в Амторг были командированы Г.Г. Гобар (в отдел слабых токов) и В.И. Бузанов (в химический отдел). К концу года при Амторге был создан аппарат ОВЗ в составе 6 человек.

Помимо продвижения советских товаров на американский рынок и закупок американской продукции, Амторг осуществлял справочно – информационные функции. Регулярно выпускался "Каталог Амторга", в который входили рекламные объявления и проспекты американских фирм, причём взносы от фирм, желавших поместить информацию о себе в Каталоге, составляли определённую часть бюджета Амторга.

Вскоре после своего создания Амторг и сам обзавёлся дочерней компанией "Южамторг", распространившей свою деятельность на Южную Америку. Центральная контора "Южамторга" располагалась в Аргентине, а отделения – в Уругвае, Бразилии и Парагвае. Правление Амторга находилось в Нью-Йорке, а с "советской стороны" контакты обеспечивались Главной конторой, находившейся в Москве и состоявшей из Экспортного и Импортного отделов. Компания "Амторг" существует до сих пор, хотя её функции, разумеется, кардинально изменились. К сожалению, фонды Амторга до сих пор не рассекречены, поэтому автор не имеет возможности публиковать ссылки на соответствующие архивы, фонды и дела.
Tags: наука
Subscribe

  • Горжусь!

    Брат моей Зайки — Артём — к сожалению, так и не защитил кандидатскую, и ушёл работать преподавателем физики в школу. Намедни он победил в конкурсе…

  • "Записывался" намедни...

    ... в здании музея Победы на Поклонке. Ну, сам музей мне не слишком понравился. И сам стиль, как говорят небратья — «дорохо, бохато!», и очень…

  • Я, собственно...

    ... полагаю, что наших прекрасных дам надо любить не один день в году, а всегда..., но: тех кто празднует — с праздником!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Горжусь!

    Брат моей Зайки — Артём — к сожалению, так и не защитил кандидатскую, и ушёл работать преподавателем физики в школу. Намедни он победил в конкурсе…

  • "Записывался" намедни...

    ... в здании музея Победы на Поклонке. Ну, сам музей мне не слишком понравился. И сам стиль, как говорят небратья — «дорохо, бохато!», и очень…

  • Я, собственно...

    ... полагаю, что наших прекрасных дам надо любить не один день в году, а всегда..., но: тех кто празднует — с праздником!