February 17th, 2014

Вы хотели примеров?

В своё время я позволил себе сказать, что "Быть оппозиционером - модно и почётно. Хочешь вызвать уважение таксиста - протяни, глядя в окно "До чего, сволочи запутинские, страну довели...". Хочешь произвести хорошее впечатление в среде интеллектуалов - брось небрежно "пока в этой стране не сменится власть...". И только попробуй что-нибудь вякнуть на тему "так вроде не так уж всё и плохо..." Вы уж сами решайте мужество это там или хренужество, но для того, что бы не "бежать со стаей, и не охотиться со стаей" таки что-то такое-эдакое надобно. Поэтому лоялист (слово-то какое придумали;)) всякий раз, когда он пытается сказать то, что думает - должен сначала хорошенько сцепить зубы и быть готовым. К тому, что в лучшем случае - ему скажут "фе, экий вы батенька, непрогрессивный". А в худшем - набежит мемекающая отара знатоков виктимных лиц." И пришла ко мне куча лиц (коих я, несмотря на политические разногласия, вполне себе уважаю), и стали они мне объяснять, что "Вы ведь не будете спорить с тем, что "печальная традиция" нашей страны состоит в том, что люди, позволявшие себе вслух не соглашаться с курсом власти, рисковали своей карьерой и работой даже в самые "травоядные" времена (и заодно подставляли под удар своих близких)? При том, что государство почти всегда являлось главным, а часто и единственным работодателем в наших краях? В не столь "травоядные" времена речь шла о свободе и самой жизни. Это очень давно так - но я считаю, что это не из тех вещей, о которых стоит говорить "не нами заведено, не нам и менять". Собственно, там не только Гест отметился, но общий тренд был именно таков. Ну что ж, прошло некоторое время. Хотите знать, как действует фактор "мемекающей отраы"? "И вот цифра итоговая – 7 миллионов. Это за всю историю советской власти. Что с этим делать? А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937-1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что все, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда.

И отложил я все свои вычисления в сторону. Надолго. А потом уж (через годы) вроде уже можно было публиковать, а времени не нашлось. Пока
"
." Это не мои теоретические измышлизмы, это пишет Рогинский.